Стимуляция и имитация родов

0
12

Для духовного рождения нужно что-то, что меня отсюда начнёт выпихивать. Без побуждения и помощи я же сам туда не полезу! Я и рыпаться никуда не буду.

Это высшие сущности слышат зов, испытывают ощущения и переживания сродни ощущениями ребёнка в утробе, который «слышит голос Отца». Для их уровня и «организация» непорочного зачатия – не проблема.

А обычный человечек отказывается от одного в пользу другого только после изрядного бития с одной стороны и показа «морковки» с другой.

Какая бы ни была ужасная, трагическая, надрывная или тоскливая  жизнь — она не вызывает желания её покинуть у нормальных людей. Я помню только предыдущую жизнь — и всё оказывается сзади, а оттуда я цепляюсь за представления о будущем.

А если впереди – только смерть, тогда становится страшно. И многие «духовные традиции» заменили духовное пространство убежищем для тех, кому нужно убежище. Спрос рождает предложение. Обряды, медитации, релаксации, комфортное самоспасение.

А есть те, которые решили проблему страданий и страха кардинально, и обрисовали перед адептом цель – уйти и никогда больше не рождаться. Страдание как побуждение к помощи духа легко подменить на побуждение развоплотиться, исчезнуть, уклониться от работы по своему исправлению и развитию.

С точки зрения воплощающегося духа, человек, который отказывается воплощаться и двигаться «по лучу света» — не хочет совершать Божью работу, работу духа. Он хочет дезертировать, для чего сооружает всевозможные схемы и конструкции. С подменой понятий и смыслов. Жизнь обрисовывается как нечто низкое, грубое и несовершенное. Смерть воспевается как шанс «освобождения».

А между «спасателями» и «радикалами» без особых «теоретических проблем» подвязались учения, которыми предлагается относиться к жизни как к плате за будущее, когда наконец-то станет хорошо. Либо потому, что заслужишь хорошим поведением, либо потому, что в конце концов помрёшь.

Этап же активной, творческой позиции начинается с силы – со смысловой силы вопроса: «Научился ли ты радоваться препятствиям»?

Смысл препятствий, обучения через «тренинг» даёт осознание проблемы. Да, воплощаться трудно, это работа. Величайшего писателя и философа Льва Толстого поражало то, что бесхитростные, простые люди имеют вИдение истинного смысла жизни, они вписаны в однообразную и тяжёлую жизнь. Но живут они с верой и понимают, что пришли жить в этот мир, чтобы делать какое-то дело, а в конце могут спокойно сказать: «Я завершил свои земные дела» и отойти – к Богу. При всей внешней темноте, они внутри остаются ясными, незамутненными, прозрачными для света — светлыми. А к нему самому, такому умудрённому, это спокойствие, эта просветлённость не приходили.

Для него такой путь был закрыт. Для нас – тем более, мы лишены необходимой для этого ясности и прозрачности взаимоотношений с миром. Невозможно быть непосредственным, наивным, чистосердечным по отношению к жизни, находясь в нашей системе образования, отношений и разобщений, имея совсем другой опыт жизни. Нас ведёт на иной путь — путь постижения и преображения с помощью постижения.

Что такое постижение? Смысл слова — от глагола постигать, постичь. Он – в действии. В православии — «идти, шагать», восходит к древне-индийскому stighnoti — «поднимается», греческому — «иду, поднимаюсь».

Достижение «высшего уровня» требует только одного — готовности подняться и выйти к Богу, а не прятаться в убежище под кустом, как родоначальник такого партизанского дела ветхозаветный Адам, соблазнённый Евой в раю и тут же её «сдавший». Этот библейский сюжет никому не надо растолковывать, все и всё сразу понимают, потому что — такие же. 

Возможность вышагнуть в «высшее» для каждого уникальна, она даётся не когда-то до и не когда-то после, — она уже дана, если ты слышишь голос, который тебя зовёт — голос Отца. Он зовёт тебя родиться и открыть для себя новое качество своего пребывания в реальности; объективной, субъективной – в данном случае несущественная разница, если принимаешь для себя воплощение духа как смысл всего жития-бытия. Тогда нет противустояния между объективным-субъективным, между так называемой обычной жизнью и так называемой духовной жизнью, конфликт между ними ПРИидуман или ВЫдуман.

Ну и напрашивается такое «открытие»: поскольку жизнь есть воплощение, то всякая жизнь — духовна. И вся проблема только в том, сколько в этой жизни наживёшь и насколько проживёшь того, что тебе дано. Если ничего – и не останется ничего. Если мало — удалишься с чувством незавершенности. Чем больше проживёшь, в смысле переживёшь, тем больший объём одухотворишь. Наверное, это и есть духовный прогресс человека: чем больше совершает он осознанных духовных действий, тем больше одухотворяется мир и он сам.

Пространство этого – душа, инструмент для этого – совесть с интуицией, мастер, работающий с инструментом — дух.

Существуют на этом пути ловушки и засады. Раньше то, что условно называем «духовные знания», передавалось эзотерически, с сохранением и внутренним развитием вложенной энергии. Сейчас информация прёт как угодно и куда угодно, без программы и цели. Почему так? Ведь у Творца всё должно быть совершенно, всё предусмотрено. А творящее безобразие, получается, — уводит от цели превращение «духовки» в саму духовность. И получается – только имитация.

Но метод «чем сейчас хуже, тем станет лучше» никто не обещал отменить. У нас в основном только он и работает. 90 % мозгов не используется, а мозгов не хватает. Потому что тут не в мозгах дело. Дело в пространстве душ, которые такие, что… и не видны. Духу с его «инструментами» негде развернуться.

И социальная жизнь, конечно, препятствует. Привязывает, оболванивает. И остаётся уповать на чудо — вдруг случится? Не случится, пока личность доминирует над сущностью. Конфигурация личности, её свойства формируются плюс-подкреплениями (когда жизнь на уровне личности удовлетворяет), так и минус-подкреплениями (страданиями и тяготами).

Для того, чтобы управлять личностью, не желающей быть в общем стаде, внедряется, что в ней есть много положительного, но и много отрицательного, и что нужно бороться с отрицательным. Тогда и будет тебе счастье. А мотивация достижения возгоняется во много раз сильнее мотивации преображения.

Это вводит в двойственное состояние. И тогда приобщение к духовности делает человечка слабым, неэффективным, социально неадекватным. А стадо гогочет: «у него едет крыша». Был «гомомо сапиенсом», а стал «гомиком». Переживания переводят его устремлённость в мир идеального, он начинает искать идеальную модель жизни вместо той, которая есть.

Всё, что связано со сложностями, трагедиями, болью, страхами — перемещается на нижний уровень и объявляется адом или жуткими глубинами подсознания.

Только размышляя о себе как о целом, и о мире как о целом, и о том, что всё едино и взаимозависимо, можно перейти к идее воплощающегося духа как к смысловой интерпретации всех этих вещей.

А поскольку социальное пространство для человека велико и незаменимо, то постижение, преображение доступно только на миру, сообща. А он видит, что в такой гиперэгоистической жизни это нереально.

Только человек, находящийся в социально ограниченном пространстве, может с помощью учения и окружения, ещё быстрее – учителя, осознать, что его ограниченность — это не ограниченность со стороны воплощения. Что вариации, связанные с социальным статусом, положением, — это только вариации, которые к основному делу — родиться и вырасти во взрослого, не имеют принципиального отношения.

Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here